Евгения Селищева (polpina) wrote,
Евгения Селищева
polpina

Categories:

для тех, кто хотел про свадьбу

Сегодня я буду долго ехать в поезде, и хотя у меня есть с собой нуждающаяся в прочтении книжка, думаю, что я одолею ее часа за 3-4, а значит, вычитàя два вкусных бутерброда (надеюсь, мои соседи любят овечий сыр) и одну пересадку, у меня есть время, чтобы начать рассказывать о своей свадьбе всем to whom it may. (Честно скажу, я собиралась сделать это в одном посте, но начала писать и осознала, что очень хочется поделиться деталями, а поэтому, простите, придется делать пост с продолжениями.)

Сейчас, спустя больше месяца после дня Ч, воспоминание о свадьбе почти полностью очистилось от накипи стресса и предстает сияющим и прекрасным.
Да, труды этого невероятно жаркого и насыщенного событиями лета, конечно, не совсем стерлись из памяти, но факт того, что в день свадьбы стоял в моей комнате еще не совсем разобранный после последнего тура чемодан (а из тура я вернулась за 2,5 дня до церемонии), вспоминается уже скорее анекдотично, как усилительный прием в рассказе про "горе-невесту".
Уже почти забылся тревожный сон накануне, и страшная жара, и головная боль. И осталось только теплое-теплое чувство благодарной радости - даже не от общей красоты праздника, а от того, каким же удивительным образом подобрались люди - знакомые давно и встреченные почти "случайно", - сделавшие этот день незабываемым, искрящимся и очень, очень счастливым.
Поэтому и рассказать о празднике я хочу, рассказывая об этих людях.

Пусть первым из них будет Миммо, который зовет себя в соцсетях "Миммо Садовник", но чаще, чем фотографии букетов и композиций, публикует собственные стихи - о цветах и букашках, "пене будней", неудобных темах и двойных стандартах, короче, обо всем на свете. С экрана компьютера эти стихи читаются в моей голове голосом автора, и сразу из каталога памяти выскакивает его странная оранжерея, трепещущий на оливах закатный солнечный свет и зверские комары, заставляющие меня скакать, высоко поднимая ноги, а потом ругаться и требовать алоэ или спрей от насекомых, пока Миммо, пользуясь своей неприкосновенностью и в ус не дуя, декламирует шедевры, и вот еще один, и вот этот еще.
За три месяца до свадьбы у меня еще не было флориста, и это начинало смахивать на катастрофу. Взлелеянная мной идея украсить церковь растениями в кадках, а не срезанными цветами, оказалась слишком экстравагантной и сложно исполнимой. Мои поэтичные рассуждения о глубоком символизме оливы, виноградной лозы и граната вызывали вежливое недоумение у хозяев оранжерей, которые обещали подумать, а потом либо пропадали, либо выпаливали такие цены за аренду оливкового деревца, что проще становилось выкопать то, что растет у нас перед домом.
Я принялась обходить цветочные магазины, с тоской листая фотографии букетов невесты с хищными стразами внутри красных роз (это нынче писк сезона, объяснили мне) и композиций, из которых обильно свешивались листья папоротника. Один из флористов особенно гордился папоротником и для большей убедительности тыкал пальцем в диплом на стене. Я опускала глаза и чувствовала себя "горе-невестой".
И вот наконец, в совершенно случайный день в почти случайном месте мне пишут на бумажке имя и номер телефона, предупреждая, почти как в сказках, что отправляют к человеку своеобразному и непредсказуемому и что ему надо еще понравиться... Договариваясь по телефону о встрече, я была уверена, что наконец-то нашла своего флориста. И оказалось – точно.
Когда, за день перед свадьбой, мы, как всегда, на закате, прикатили к Миммо и я увидела на столе лаванду, ромашки, оливковые веточки прямо с оливками (!!!) и грубую холщовую ленту для моего букета, радость от предвкушения праздника накатила волной, смывая усталость, и если бы не комары, и не недоделанные бомбоньерки, мы бы, наверное, начали праздновать прямо там, в этом царстве средиземноморских растений и поэзии (там же, кстати, я познакомилась со своей тезкой, растением по имени Эуджения, которое дает съедобные плоды).
А на следующий день, когда на залитый солнцем двор перед базиликой святого Николая въехала наша свадебная карета, когда тревожное, усиленное жарой и головной болью, ожидание самых невероятных сложностей, подвохов и ляпов достигло предела, когда невозможно было сконцентрироваться ни на чем, кроме как на коварном сомнении («папа невесты справа или слева? справа или слева? о ужас, справа или слева?), ничего уже не соображая, я вышла из машины и увидела те самые оливковые деревья в кадках, с пушистой набивкой из ромашек в кроне, ожидающие меня у входа, я как-то сразу поняла, что все будет хорошо, и, мысленно благодаря Миммо, расслабилась и отдалась потоку событий.
И да, алтарь был украшен живой виноградной лозой, которая теперь живет у нас в саду, а в петлице у жениха и кавалеров невесты (то есть папы и свидетелей) красовалась веселая ромашка. Без папоротников, стразиков и даже роз. Very apulian style.

Ну, и для тех, кто все-таки дочитал до конца, бонусом приглашаю посмотреть любительские фотографии с телефонов – вот здесь.
Продолжение следует. По расписанию.
Tags: апулия, бари, личное, свадьба-свадьба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments